23:14 

"Без названия" by Fujin

Fujin!!
человек человеку - свет
Название: без названия
Автор: Fujin
Рейтинг: PG?
Пэйринг: Сайлар/Питер
Дисклеймер: не мое
Саммари: опять я, опять с тем же

Сайлар не похож на хищника или дикое животное. От него за версту несет опасностью, странно, как не обходят люди на дорогах мегаполисов, травоядные с насмерть забитым нюхом. В его взгляде, в его повадках и жестах - руки знают, как убивать, привычный, механический, не менее сладкий, чем впервые, процесс, даже если он отрицает. Он двигается, смотрит, дышит, пахнет, чувствуется так каждой клеточкой кожи.
Он хищник и есть, он и есть зверь.
Питер, несмотря на способности, слава Богу или кого уж за это благодарить, самый обычный психически вменяемый человек. Он тоже чувствует это, как сердце кролика бьется чаще в клетке со львом еще до того, как он увидит или почует его. Питер его не боится, после смерти брата он вообще ничего не боится, он из тех кроликов, которые сами заходят в клетки ко львам и вытаскивают за шкирку, но от этого не меняются, и в этом сраном кошмаре Сайлара он просто не может спать по ночам.
Весь город пропах им.
Питер не животное, но сердце его бьется и инстинкты живут. Нельзя засыпать рядом с хищником, рядом с убийцей, весь мир этот ненастоящий, так что запросто можно не - так он себе говорит, и так делает. Неделя - это для него многовато.

Сайлар не спешит с ним, словно у него предостаточно времени смаковать процесс, некуда не денется из общей их клетки, и Питера это сильно бесит. Он не собирается разговаривать с ним, он ищет дорогу назад, он исследует каждый кирпичик в этом городе, а Сайлар или уже, или ему плевать. Он начинает с середины города и переселяется на одну квартиру ближе к Питеру каждый день, это становится заметно лишь через месяц, через месяц Сайлар с ним заговаривает. Не хочется думать, сколько он не говорил, не видел, не чуял живых людей, он знает толк в охоте.
Он звонит в дверной звонок небольшой квартиры на первом этаже многоэтажки, и еще раз, и еще, упорно и терпеливо, пока Питер, наконец, не выйдет из себя, не откроет дверь и не врежет ему по морде, и едва успевает произнести:
- Привет, - прежде чем дверь захлопнется перед его носом.
Вообще-то это Питер пришел за ним сюда и хочет помощи, но Сайлар хороший, понимающий маньяк, он помнит, как понял, насколько же он застрял здесь, он держался куда хуже, хотя, может у него просто не было подходящих рож под рукой. Это наверняка должно помогать.
На второй раз Питер не бьет его, просто вздыхает и закрывает дверь. На третий спрашивает:
- Чего тебе? - не извиняется, конечно, как можно извиняться перед убийцей брата, но это тоже много.
Сайлар усмехается и отвечает:
- Мне немного одиноко, а тебе?
Какого тебе без брата, а? Питер бьет его сильно, как никогда никого до этого, пожалуй, Сайлар останавливает его руку у своего лица и больно выворачивает, прежде чем уйти. Он очень доволен.

Иногда они случайно сталкиваются, смешно - случайно, двое людей на весь огромный город, хотя по теории относительности или любой другой - разве должны бы. Иногда Питер даже первым разговаривает с ним, Сайлар считает время даже здесь, увы, просто потому, что всегда так делает. Он хороший охотник просто потому, что знает, как работают мозги и еще лучше - как приручаются любые звери, спросите Майю или Элль, они подтвердили бы.
- Хорошая погода, - говорит Питер.
Сайлар кивает, даже с вежливой интонацией и мягкой улыбкой - это издевательство, он заслужил стереотипы сполна:
- В это время года здесь всегда такая.
Представь, сколько лет тебе придется здесь прожить, чтобы тоже говорить легко и уверенно - "всегда", но Питер просто пожимает плечами, он учится игнорировать свои инстинкты, потому что толку от них нет.
- Ясно.
- Что насчет ужина? - спрашивает Сайлар просто.
Не как девушку, как приятеля или коллегу в новом коллективе, все равно ближе, чем надо, Питер ему не друг, он сжимает губы в тонкую линию, у него, как заметил Сайлар, вечно усталые чуть красноватые глаза.
- Я не ем. Это ненастоящее.
Сайлар видел, как тот ходил по продуктовому магазину, сюрреалистично просто брать еду с полок, брать её и идти, или есть прямо там, глупо чувствовать на себе чей-то взгляд, когда город пуст, но здесь только одни глаза, которые наблюдают за ним достаточно часто и пристально для паранойи, и Сайлар отрезает:
- Ты врешь.
Питеру нечего на это возразить, и он соглашается. Пять месяцев, одиннадцать дней.

Шесть месяцев, два дня. Они вместе исследуют какой-то заброшенный подвал в поисках выхода, точнее: Питер разгребает завалы, а Сайлар стоит у стены и просто смотрит на него, когда расшатанная балка чуть не пробивает ему голову. Сайлар отдергивает его в последнюю секунду, до того, как она врезается в пол с глухим треском. Питер на него не смотрит.
- А что будет, если мы умрем здесь? - он спрашивает.
Сайлар пожимает плечами, это так же легко и очевидно, как и "всегда" для погоды.
- Да ничего страшного, в принципе. Просто неприятно.
Питер восстанавливает дыхание, кивает и возвращается к работе. Сайлар уходит.

Питер сидит и меланхолично смотрит телевизор, даже полгода более чем достаточно, чтобы устать, они здесь куда дольше, город исхожен и бесконечно времени, чтобы исходить, но видеть, как он - сложно назвать отдыхом эту отчаянную передышку, но - отдыхает - странно. Сайлар проходит, уже не спрашивая разрешения, вставляет в проигрыватель диск с одной из бесконечных тупых комедий, включает и садится рядом.
Он знает, как здесь жить, Питер не спорит.
Нейтан никогда не любил такие фильмы.
Питер опускает голову и закрывает руками лицо, ладонь Сайлара замирает у самого его плеча, не касаясь. Такие вещи стопроцентно работают.

- Решил подбодрить тебя, - говорит Сайлар, ставя перед ним торт.
Еще немного теплый, и делать Питера чуть менее меланхоличным - это все равно что откармливать скотину как следует, перед тем, как съесть. Сайлару неоткуда знать, когда у него день рождения. Нейтан, само собой, знал. Питер куда интереснее часов, точнее - развлечение поновее.
Сайлар нелепо смотрится в цветастой одежде.
Питер вздыхает и отодвигает от себя торт. Свой день рождения он бы обязательно встретил с братом, плевать - как, и все, что он может - это только попросить:
- Пожалуйста, не делай так больше.
Он ломается так, как идет трещинами лед.

- Могу я остаться сегодня? - спрашивает Сайлар.
Он живет через стенку от него, он подкрадывается тихо и незаметно, и Питер только пожимает плечами и кивает на диван. Сайлар готовит ужин, Питер редко пьет, но тут не так много способов сохранять рассудок, как бы абсурдно метод ни звучал.
Во сне Сайлар кажется человеком, лишь через неделю Питер может спать в одной с ним квартире. Дышит во сне Сайлар тоже - как и любой другой человек.
- Спасибо, что поддерживаешь, - говорит Питер.
Он наивен, как и всегда замечала мать.
Лед ломается, и они тонут.

- Я могу сделать так, что тебе не захочется уходить отсюда, - говорит Сайлар как-то.
Питер хмурится и моргает непонимающе, Эмма, кажется, как-то так её звали.
У Сайлара есть ключи.
Вечером звонит дверной звонок, Питер подходит, открывает и видит на пороге своего брата, одетого, как его брат, держащего в руке пакет пончиков, которые они с братом как-то ели в школе. Питер смотрит на него, и не может пошевелиться. Не может закрыть дверь или дать по лицу.
Он плачет, и тогда не-брат его обнимает.
- Если ты сделаешь так еще раз - я убью тебя. Рано или поздно. Обещаю, - вот что Питер ему говорит.
К сожалению, тот слушается и больше не делает.
Год, пять месяцев, двенадцать дней.

Они нечасто разговаривают, поначалу Питер делал это специально, ну, Сайлар, все-таки, но они не слишком болтливы оба, да и все еще странно им говорить. Не травить же байки из жизни, к тому же, Сайлар и так знает про его жизнь все до мелочей, а Питеру плевать, он знает - не хочет, боится найти - нет и не может быть никакого оправдания убийце.
Они вдвоем слишком много дней.
Сайлар сидит напротив него в кресле, вцепив в замок руки, и смотрит, почти не моргая, он делает так который день, и даже расслабленным он похож на зверя. Он делает так, пока Питер не сглатывает, не смотрит на него нервозно и не отводит глаза, опуская. Он чует это, да.
Тогда Сайлар встает, подходит, опускается перед ним на колени и целует крепко и сильно, не давая даже шанса вырваться. Питер не отвечает, Питер не отстраняется.
Он никогда не целовал своего брата, никогда не думал о том, чтобы его поцеловать, никогда не представлял вкус его губ, запах кожи его в эти моменты, никогда не. Вранье, всегда хотел, и это очевидно для хищников.

Они не обсуждают это, тут нечего обсуждать, нечего хотеть и не на что надеяться, когда один из вас давно мертв. Это Сайлар как-то приходит ночью и ложится на его постель, на самый край, но кровать небольшая, и Питер спиной чувствует его тепло и его дыхание, чувствует, как бегают по спине пугливые животные мурашки, и пытается унять сердце, ему нечего бояться, он не умрет, но спать не получается. Сайлар даже не касается его.
Он знает в этом толк. Он просто ложится все ближе, пока Питер не сглатывает и не говорит тихо и безразлично:
- Да.
Тогда он его обнимает, и, как ни странно, Питер может спать.

За сколько человек забывает расположение мебели в своей квартире, за сколько он забывает своих одноклассников, за сколько он забывает родной язык, живя в дугой стране - кто знает, должно быть, зависит от человека. Не забывают только семью. Идея выхода абстрактна, и Питер смутно помнит переходы подземок, когда думает о нем.
Эмма. Светлые волосы, виолончель.
Он лежит в кровати и думает о ней изо всех сил, вспоминая лицо, пока не опустится ночь, он все еще хочет уйти, он помнит, что. Кажется, вроде бы, что-то здесь ненастоящее.
Он видел только своё и еще одно лицо чертову пару лет.
Сайлар нависает над ним в его кровати, сущая ерунда по сравнению со всем остальным, опускается и вдыхает запах кожи на шее, близко и шумно, раздувая ноздри, у уха, плеча, долго, смакуя, ему все еще некуда спешить. Если сажать кроликов в соседнюю со львами клетку, говорят, он сходят с ума от запаха опасности постоянно, и больше не боятся, или сердце разрывается от стресса.
Питер жив, он не шевелится, он смотрит в окно пусто и безмятежно.

- Можешь звать меня Нейтаном или братиком, если хочешь, - говорит Сайлар с улыбкой.
И него жесткие сильные губы, но это не так страшно, как руки - если ты столько раз видел их по локоть в крови без преувеличений, если ты видел, как он опускается перед трупом и касается его мозгов со сосредоточенным отстраненным интересом. Питер сглатывает, немного дрожит, его не трогали так миллион лет, может, больше, но считать время - это не по его части здесь.
Очень теплые уверенные руки, иногда Сайлар кажется совсем ребенком, когда смотрит, спрашивает, пытается неуверенно улыбнуться, но выглядит и ведет он себя всегда одинаково, и Питер закрывает глаза. Для таких кроликов судьба быть уже наконец съеденным кажется куда более сладкой, чем сходить с ума в соседней клетке вечность. Сладкой просто так. Простыни шуршат, не самые лучшие в городе, за окном темно, звезды яркие здесь, в вымершем городе, до невозможности.
Сайлар сжимает его волосы до боли, кусает шею наверняка до следов, странно было бы ждать от него нежности, дышать нелегко.
- Иди в жопу, - говорит Питер, закрывая глаза, выдыхая немного неровно. - Тебя зовут Гэбриэл.
И Сайлар благодарно кивает.

Так появляется Стена.

@темы: pg, slash

Комментарии
2010-06-15 в 02:06 

Меня постоянно преследуют умные мысли, но я быстрее!
:red:

читать дальше

Понравилось, спасибо!

2010-06-17 в 20:22 

Канзас-Сити Шафл // Sexually Oblivious Rhino(c)
Финал бесподобен.
Это замечательно, спасибо.)

2010-07-30 в 23:16 

Я прочитала очень много разных версий на эти несколько лет за Стеной. И с уверенностью могу сказать, что эта точно одна из моих любимых. Очень сильно люблю ваше творчество, восхищаюсь тем, как вы пишите. Была бы очень счастлива увидеть от вас новые фанфики по этому фандому.

2013-01-18 в 12:48 

бутугычаг
and fuck you 2
Просто невероятно, точно лучший текст по героям, который мне доводилось читать!! Большое спасибо за него

   

Сообщество Heroes FanFiction

главная