16:57 

Gwack
The only one standing in the way of your happiness is you (c)
Название: Пять Рождественских дней
Фандом: Heroes
Пейринг/персонажи: СайларГабриэл/Элль, Анжела, Ной, Клер, Нейтан, Питер, Трейси, возможно, кто-то еще на фоне
Рейтинг: PG
Жанр: семья/юмор, флафф, немножечко ангста
Оригинал: здесь
Переводчик: Gwack
Бета: Minuoki
От переводчика: 1. АУ, насколько я поняла, где-то с середины 3х11. Анжела – мать Габриэля.
2. Ну, и с приближающимися вас праздниками, чтоли!

День Первый.

Анжела, Ной, Элль
Столовая Петрелли


Каждый год Прайматек устраивала рождественскую вечеринку. Эта традиция существовала с самого зарождения компании. Поскольку у Боба не было дома, вечеринка проходила у Петрелли. Все работники Прайматек и их семьи были приглашены.

Хотя Боб был мертв, эта традиция была единственной, которую не собирались нарушать. Ной Беннет был убежден в этом.

Как обычно, он и Элль прибыли в дом Петрелли задолго до начала вечеринки. Ной приготовил основное блюдо – индейку, а Элль испекла персиковые пироги. Анжела развешивала украшения по всему дому.

- Энжи? - с сомнением спросила Элль, заходя в столовую
- Элль?
- Габриэл придет, да? Я сделала еще один персиковый пирог, специально для него. И вегетарианский зити. И я хочу, чтобы отец моего ребенка был здесь. И…
- Если я скажу, что он придет, ты оставишь меня в покое?
- Наверное, нет. Но возможно. Я не знаю.

Анжела закатила глаза и взяла конфету
- Вот. Наслаждайся.

24-летняя беременная пришла в восторг и положила конфету в рот. Когда Анжела вышла из комнаты, она бесцеремонно шлепнулась на стол, положив ноги на стоящий рядом стул. Трудно все время быть милой.

- Элль?
- Привет, Пит! Как ты сегодня? Хочешь зарядик? Бьюсь об заклад, что да.
- Элль. Вы с Габриэлем обсуждали это в прошлый раз, помнишь? Ты становишься беспокойной от этих конфет. Я не буду говорить ему об этом, потому что я - хороший человек, но не более. Хорошо?
- Конечно, Пит.

Элль наслаждалась происходящим, а ведь еще не было и 4 часов.

- Ма? – где-то неподалеку послышался дурманящий голос. За ним последовал Нейтан.
- Кто впустил бездельника? – спросил он, бросая отвращенный взгляд на Нейтана и ледяную королеву, Трейси…возможно, Элль хотела произнести другие слова. Но это не изменило бы ситуацию.
- Привет, Трейс! Могу я так тебя называть? Трейси звучит немного длинно для такой серьезно беременной, как я. Трейс же более захватывающе.

Трейси бросила на нее взгляд.

- Это все конфеты. Они ее наркотик.

Снежная Королева кивнула и начала уводить Нейтана прочь.

- Трейс? Куда ты собралась? Я тоже хочу пойти! – как же Элль любила подобные сборы.
- Нет, нет, все в порядке. Мне нужно…сходить туда, – Трейси указала в сторону импровизированного танц пола.
- Черт, я совсем забыла. Пит? – Элль быстро заморгала
- Что?
- Не хочешь помочь мне спуститься? Я могла бы подготовить танц комнату

Питер закатил глаза – до конца беременности Элль оставалось меньше месяца, она нуждалась в помощи – и сделал шаг назад. Она дулась, но спустилась на пол самостоятельно.

Элль, Клер, Сандра, Габриэл
Прихожая Петрелли


С конфетами в руках Элль направилась в гостиную. Но, прежде чем она успела войти, дверь снова открылась. На этот раз это был Габриэл. За ним в дом вошли Клер и ее мать, но Элль не обратила на них внимания.

- О! Гэби! – бросаясь к нему, кричала Элль. Второпях она чуть не повалила Клер на пол. – Я скучала по тебе! – Элль слегка поцеловала его, оставив мятный привкус на губах. Он быстро отстранился.
- Элль, кто дал тебе конфеты?
- Энджи. Но не сердись на нее. Я думаю, ты должен сердится на Пита
- Почему?
- Он не хотел помочь мне и ребенку спуститься.

Габриэл вздохнул.

- А как насчет пирога? – он прошептал достаточно тихо, только чтобы Элль могла услышать.
Она ошеломленно посмотрела на него.

- Ладно, забудь про пирог, – сказал Габриэл, поняв намек.
- Хорошо. Сходи за ним. А я пока позабочусь о болельщице – прошептала Элль.

Габриэл пошел к Питеру, а Элль направилась к Клер. Она смотрела на своего дядю Питера и пускала слюни.

- Эй, малышка, у тебя что-то. Вот здесь, – сказала Элль, указывая на пятно на ее лице
- Здесь? – Клер повторила движение Элль на собственном лице.
- Нет, вот здесь, – указывая на пятно, повторила Элль.

Питер, Габриэл, Трейси и Нейтан
Где-то в доме Петрелли


Габриэл спокойно вошел в комнату, разыскивая Питера, который сидел за столом. Он ударил его прямо по лицу.

- В следующий раз, пожалуйста, помоги моей беременной жене подняться с кресла. Спасибо.

Питер попытался нанести ответный удар, но оступился.
В заключении Габриэл показал Питеру язык. Одновременно они воскликнули «В бое участвуют…» и оставались посреди комнаты, ничего не делая, но продолжали представлять друг друга.

Наконец матриарх Петрелли и Ной вышли из кухни.

- Элль, Габриэл. Я слышала шум. Это все ваших рук дело? – Спросила Анжела. Обвиняемые энергично закачали головами, остальные же говорили, что Анжела ошибается.
- Я думаю, вы должны уйти, – побежденные они направилась к входной двери. В тоже время они обернулись, взглянув глазами полными мольбы на остальных гостей. Клер достаточно долго отводила взгляд от своего дяди, чтобы закрыть дверь за Греями.

- Слава Богу, – вздохнула Трейси.

Элль и Габриэл.
Вне дома Петрелли


- Возможно, теперь они нас больше никогда не пригласят, – взволнованно сказала Элль. Она ненавидела эти вечеринки Петрелли.
- Если нам повезет, – добавил Габриэл, обнимая ее за талию.
- Мне понравился тот бой с тобой в главной роли. Он поднял мне настроение и заставил смеяться
- Мне пришлось по вкусу твое опьянение конфетами, – возразил Габриэл - Я действительно надеюсь, что по дому Анжелы расставлены жучки, и мы сможем заполучить несколько видео. Может, кто-нибудь говорил о YouTube?
- Забавно, - сухо прокомментировала Элль – давай, пошли домой. Элль и Габриэль еще ближе прижались друг к другу, снег неторопливо падал на их лица.
- А мне больше ничего и не нужно, - с улыбкой произнес Габриэл.

Он совсем забыл о своем пироге.

Кухня Петрелли

Персиковый пирог лежал нетронутым на кухонном столе. В комнате появился Нейтан
- Трейси? Мне не нравится это потайное место! На этот раз я не смогу найти тебя. Ооо! Это пирог? Ма! – позвал Нейтан, - этот пирог действительно очень сочный! Мне нравится.
День Второй.

Элль остановилась на несколько мгновений, делая глубокий вдох.
- Вдох, выдох, вдох, выдох – напоминала она себе. Это была одна из самых сложных вещей, что ей когда-либо приходилось делать.
И она должна была сделать это самостоятельно. Нет напарника, нет правила «один из нас, один из них», нет часовщика/ серийного убийцы рядом с ней. Никого.
Делая последний глубокий вдох, она бросилась в пропасть…

Если бы Вы могли назвать детскую секцию магазина пропастью.

Желаемый пункт находился в середине прохода. Элль морально подготовилась и настойчиво двинулась к цели.
Устало, наш боец поплелся через огромное количество детской одежды, не поднимая ни одной вещи. Она достаточно гордилась собой, но знала, что это было легкое первое препятствие. К тому же она не хотела, чтобы одежда ее ребенка была из продуктового магазина.

Следующим был отдел детских молочных смесей. Она и Габриэл были уже хорошо снабжены дополнительным питанием для ребенка, на случай, если им придется пойти на прогулку. Таким образом, здесь не возникло никаких проблем.

Наконец, боец подошел к самой трудной части своего путешествия – игрушки. Элль сделала еще один глубокий вдох и толкнула тележку для покупок вперед. Цвета манили со всех сторон, шум окружил ее. Это была настоящая засада. Но боец был хорошо обучен. В конце концов, ее воспитывали, как агента компании.

В итоге, Элль оказалась в отделе подгузников. Это была война сама по себе. Однако, хорошо подготовленная раннее, возможно, Элль не была готова к такому повороту. Казалось, там были тысячи различных видов подгузников. Агенты компании убеждали ее, что это все было заговором компании-оппонента. Они пытались свести ее с ума (как будто Габриэля было недостаточно…).

Элль смело потянулась за первым пакетом и начала поиски. Ей казалось, что пролетели часы, хотя, на самом деле, прошло всего 30 минут. Однако, когда дело было сделано, каждый пакет был прочитан основательно – дважды.

Она была в замешательстве. Существовали самые различные бренды, размеры, материалы, защиты от протекания – все. Выбор был почти невозможным. В спешке Элль схватила с полки Huggies для новорожденных и быстрым шагом направилась к кассе. Женщина, принимающая платеж пыталась поговорить с Элль, но Элль не обратила на нее никакого внимания.

Когда Элль вернулась в их с Габриэлем маленькую квартирку, она побежала в комнату ребенка, чтобы убрать подгузники. Обернувшись, она увидела Габриеля, стоявшего в дверном проеме.

- Привет, - сказала она
- Привет, - он улыбнулся.
- Я купила подгузники. Ты знал, что существуют тысячи различных видов? – спросила Элль, убирая небольшую комнату.
- Нет, не знал, - Габриэл усмехнулся
- Я хотела найти самые лучшие для новорожденных, - продолжала она

Габриэл подошел к ней, положил подбородок на плечо, а руки разместил на животе.

- Магазин был переполнен. Конечно же, из-за Рождества. У тебя индейка в духовке? – спросила Элль
- Угадала, - он улыбнулся
- Отлично, спасибо, - пара вышла из комнаты.

- Элль, - прошептал Габриэл – взгляни наверх

Над ними висела ветка омелы. Элль загадочно улыбнулась.
- С Рождеством, - прошептала она, а потом поцеловала его со всей нежностью, которой располагала. Габриэль отстранился, как только понял, что стоит в луже.
Пять часов спустя, в 12 часов 5 минут рождественского утра Ной Грей появился на свет. Он весил 2 кг 950 граммов и был ростом в 46 см. И его родители не могли на него налюбоваться…
День Третий.

– Мам, - сказал Ной, дергая ее за брюки – Мы можем посмотреть кино?
Элль перевела взгляд от грязной посуды на часы на микроволновой печи
- Уже поздно, малыш. Тебе скоро спать, - сказала она, проводя рукой по его светлым волосам.
- Ну, пожалуйста! – умолял он
Элль улыбнулась, - спроси у папы.
- Хорошо, - Ной радостно умчался

Элль не нужно было слышать радостный смех Ноя для того, чтобы знать, что Габриэл скажет «да». Он всегда отвечал так. Иногда Элль задавалась вопросом, как Габриэл и Сайлар могли быть одним и тем же человеком. Но одного взгляда на сына было достаточно, чтобы понять. Ной был их спасением. Они делали для своего мальчика все, чего он желал, если это означало, что он будет счастлив. Таким образом, они всегда сдавались.

Посуда была вымыта и убрана, Элль прислонилась к прохладному синему мрамору стола. Им с Габриэлем повезло, очень повезло. Дом, в котором Ной провел всю свою жизнь, им не принадлежал. Оглядываясь назад и вспоминая, как они заполучили дом, Элль чувствовала себя ужасно.

- Мама, пожалуйста, - умолял Габриэл. После фальсификации их смерти, Элль и Габриэль обратились к Анжеле за помощью.
- Я не могу для вас ничего сделать, - с холодным, как камень, лицом ответила Анжела.
- Забудь, Габриэл. Она, очевидно, не собирается нам помогать, - Элль пыталась помочь Габриэлю, открывая дверь кабинета в Прайматек.
- Элль беременна.
Анжела вздохнула, затем закатила глаза.
- Есть вариант в Коста Верде, - продолжала она – вы оба с ним знакомы. Можете остаться там на некоторое время. – Анжела расположилась в своем рабочем кресле. В голове Элль промелькнула мысль «Оно принадлежало моему отцу», но она ничего не сказала.
- Спасибо…


Этот дом был тем самым домом, где они лишь недавно попытались убить Ноя и его семью. Как выяснилось дом Беннетов был оформлен на имя Анжелы, и она имела право отдавать его любому кого бы не выбрала. Это также означало, что она могла выселить кого-то по первому же желанию.

Элль покачала головой. Приближалось Рождество, и ей не хотелось думать о подобных вещах. Она взяла пакетик попкорна, открыла его и направилась в гостиную.

- Что мы будем смотреть, Ной?
- Рудольф. Это мой любимый, - ответил Ной, держа в руках диск.
- Мой тоже, - сказала она, взъерошив волосы ребенка. Элль уселась на колени мужа
- Привет, - прошептала она.
- Эй, - еле слышно ответил он, обвивая руками ее хрупкую фигуру.
Ной поставил фильм в DVD-плеер, а затем взобрался на диван к родителям. Он втиснулся в крошечное пространство между матерью и отцом.
- Нам очень повезло, - прошептала Элль, снова поглаживая волосы Ноя. Ей нравилось ощущать их мягкость.
- Повезло, - согласился Габриэл. Его рука направилась к ее слегка выпуклому животу. Это заставило Элль улыбнуться.
Она притянула сына к себе, а другой рукой обняла мужа за шею. Она была дома, и не было другого места, которое она могла бы так назвать.

День Четвертый

- Элль, где рождественские украшения? – спросил Габриэл из гостиной
- Ты не смотрел в шкафу, в коридоре? – ответила Элль из спальни Ноя на 2 этаже. Он и его сестра - Эва проводили день с дядей Питером. Они пошли в торговый центр, чтобы Ной мог выбрать подарки для своих родителей.
- Где именно? – спросил Габриэл, поставив елку на пол в гостиной. Он определенно не обдумал свой вопрос.
- Наверху, - крикнула Элль в ответ. Она умирала со смеху. Заставлять решать его трудные задачи - это было весело.
Габриэл пробормотал что-то себе под нос, но поднялся по лестнице и проверил шкаф – их здесь нет, - отозвался он.
- Тогда посмотри внизу.
- Я уже смотрел.
- Посмотри лучше, - сказала Элль. Габриэл никогда не мог ничего найти.

Габриэл ворчал немного громче, но сделал, как было сказано. Коробка с украшениями, естественно, оказалась в самом углу шкафа. Она была завалена большими коробками со всего дома, включая подвал, а сверху, к тому же, лежали различные рождественские подарки.

Габриэл улыбнулся. Однажды утром, Ной проснулся раньше положенного. Мальчик должно быть утроил слежку. Он нашел подарки к Рождеству и своему дню рождения - в кабинете на книжной полке – а начал их разворачивать. К счастью, Габриэл спас подарки прежде, чем Ной смог понять, что это было. Ной отделался предупреждением и строгим «Не говори своей маме». Габриэл знал, сердце Элль будет разбито, если рождественское утро ее семьи будет испорчено.

- Нашел, - крикнул Габриэл жене.
Элль улыбнулась. Спальня Ноя была теперь совершенно опрятна. В таком состоянии она, конечно же, останется недолго, но на сегодняшний день у Элль не было причин для беспокойства. Она направилась в ванную комнату и начала чистить зеркало. – Я же говорила, - Элль засмеялась.
- Заткнись, - Габриэл усмехнулся. Телекинезом он вынул коробку из шкафа и, конечно, открыл ее. Он поставил елку в углу гостиной, а сам сел рядом – Иди сюда, посмотри, - попросил он.

Элль забросила свои дела и спустилась к мужу.
- Видишь? Разве ты не рад, что сделал всю эту работу? – шутила она. Раннее Габриэл вышел на улицу, взял елку и затащил ее в дом. Тем временем, Элль прибралась на кухне и в гостиной – которые теперь должны быть снова вычищены – а также в прихожей, ванной 1 этажа и кабинете Габриэля.

Габриэл проигнорировал ее ответ.
– Хочешь начать украшать ее?
Лицо Эль вытянулось, - Собираешься оставить ее здесь?
- Вообще-то да
- О, - сказала Элль отворачиваясь.
Габриэл вздохнул, - Где ты хочешь, чтобы я ее поставил?

Элль повернулась назад, снова счастливой – Подвинь немного вправо. Чуть-чуть.
Габриэл, будучи хорошим мужем, обязан был это сделать.
- Еще немного, - уговаривала Элль. Он продолжал перемещать елку. – Стоп. Левее, - Габриэл сдвинул дерево влево. – Слишком далеко, ты подвинул дерево слишком далеко. Верни вправо. – Габриэл был раздражен, но продолжал сантиметр за сантиметром передвигать елку вправо.
- Вот здесь. Идеально, - Элль улыбнулась. Елка была на том же месте, куда с самого начала ее поставил Габриэл.
- Она…- начал было он, но губы Элль заставили его замолчать. Он позволил своим рукам запутать ее волосы, в то время как ее, бродили по его груди.
Двое были прерваны возвращением своих детей.

- Привет, пап, - прокричал Ной, бросаясь к нему.
- Эй, чемпион, - ответил Габриэл, поднимая его.
- Привет, мамочка, - сказала Эва. Элль подошла, чтобы взять дочь на руки.
- Привет, принцесса.

Питер шел позади них, держа в руках кучу разных пакетов. Он поставил их на пол и развалился на диване Греев, - Мне нужно поспать, - пробормотал он.
- Дядя Питер, - сказала Эва, подходя к нему ближе – Мы должны спрятать подарки. Мама и папа не должны их увидеть.
- Правильно, - ответил Питер. – Мы будем наверху. – Он взял Эву за руку, а другой рукой захватил пару пакетов.
- Ной, - сказала Элль, - почему бы тебе не показать нам, насколько ты сильный, и не помочь дяде Питеру?
- Хорошо, - взволнованно ответил Ной. Он поднял легкий пакет и потащил его вверх по лестнице, следуя за своим дядей и сестрой.

Позже, когда подарки были завернуты, а комнаты убраны, взрослые Греи уселись на диване, чтобы наблюдать, как их дети открывают предрождественские подарки.
Каждый год каждый из детей получал один подарок от мамы и папы, чтобы развернуть его в Сочельник. В этом случае они ложились спать счастливыми и были взволнованны на следующий день.

- На счет три, - сказала Элль. Ной и Эва с нетерпением смотрели на нее. – Раз, два, три!
Дети рванули к своим подаркам и кричали от восторга. Ной получил нового робота, а Эва – новый наряд для своей куклы.
Габриэл одобрительно взглянул на Элль.
- Могу ли я получить ранний Рождественский подарок? – спросил он шепотом.
Элль загадочно улыбнулась, - Думаю, ты был хорошим мальчиком в этом году, - прошептала она в ответ.

- А теперь всем пора спать!
День Пятый

Ной ненавидел, когда его родители ссорились.

В свои семь лет он знал достаточно, чтобы уйти прочь, когда они спорили, что происходило довольно часто. Так как Ной был сыном своего отца, он хотел узнать что-нибудь или все, что мог, поэтому прятался на лестнице (если родители были внизу) или за их дверью (наверху) и подслушивал.

Большая часть их ссор вращалась вокруг денег, Ноя и его сестры, или их прошлого. Иногда это была комбинация всех трех составляющих.

Ной не знал, что произошло в прошлом, родители ему об этом не рассказывали, но он смог сделать вывод, что папа был плохим человеком. Он забирал что-то людей. Он, возможно, мог даже навредить некоторым из них. Многие из этих людей хотели в ответ причинить боль его отцу. Вот в чем была истинная причина их постоянных переездов, а вовсе не работа мамы.

Особенно Ною не нравилось, когда родители ругались из-за него и Эвы. Иногда его папа уходил и возвращался довольно поздно, когда Ной уже должен был спать. Мальчик видел, как его отец пробирался в комнату Элль. Там либо она наносила ему удары своей тайной искрой, либо он мог плакать. Ною не нравилось видеть слезы отца.

Денежные поединки, на самом деле, были не так уж и плохи. Его мама любила тратить деньги на красивые вещи; его папе, в свою очередь, не нравилось тратить деньги вообще. Папа сердился на нее, когда она тратила слишком много, мама же сердилась на папу, если он не позволял ей это делать. Элль говорила, что от ее отца им досталось достаточно денег, и волноваться не о чем. Они всегда прекращали споры, когда Габриэл видел, какой счастливой красивые вещи делали маму Ноя.

Споры обо всем сразу…это было самое худшее. Если его родители были внизу, Ной мог слышать их, даже находясь на чердаке. В действительности он не хотел этого, но у него просто не было выбора. Они кричали, снова и снова, в течение действительно долгого времени. В таких ссорах всегда присутствовали тайные искры. Время от времени, когда мама была на самом деле очень, очень безумна, она могла превратить отца Ноя в кучу пепла. Когда он был маленьким, мальчик обычно подходил к останкам отца и оплакивал его, переживая за своего героя. Мама брала Ноя на руки и рассказывала ему о том, что папа не может заболеть или получить травму, что помогало вылечить раненые чувства малыша.

Прямо сейчас семилетний мальчик сидела на лестнице, держа в руках игрушечную фигурку. Его родители снова спорили. На этот раз, он не мог сказать, о чем речь, но слышать это было совсем не весело. Ной завидовал Эве, которой представилась возможность провести день со своими друзьями, далеко от дома.

Элль хотела дать «болельщице» немного денег, чтобы она могла вернуться домой. Ной не знал, кем была болельщица, но раньше слышал это имя. Габриэл не хотел давать ей столько денег. Он говорил, что они должны заплатить по кредитной карте. Ной был хорошо знаком с кредиткой, потому что это была любимая вещь его мамы.

- Габриэл, пожалуйста. Мы должны ей помочь, - обратилась Элль к мужу. Ной решил, что она, должно быть, на самом деле этого хотела. Его мама почти никогда не говорила в таком тоне.
Ной начал волноваться, когда отец ничего не ответил. Наконец он тихо заговорил.
- Может быть, мы чувствуем себя так из-за того, в какой обстановке мы выросли. У моей семьи, если ее можно так назвать, не было ничего. Очень долгое время. Мы были так бедны, Элль. Но потом что-то произошло. И у нас был дом, вкусная еда, хорошая одежда. А ты, у тебя было все, что только можно было пожелать, кроме друзей и любви. А потом мы встретили друг друга…
- И все снова стало хорошо, - мама Ноя улыбнулась.
- А теперь посмотри, что у нас есть. Приближается его восьмое Рождество, - Габриэл указал на Ноя, сидящего на лестнице. Мальчик немного смутился. Мать поманила его рукой.
- У нас все довольно хорошо, правда? – она улыбнулась.
- Да, я думаю так, - сказал Ной. И даже не смотря на случавшиеся иногда ссоры и на большие тайны родителей, Ной действительно был уверен, что их жизнь лучше, чем у кого-либо в мире.

@темы: het, pg, romance, перевод

Комментарии
2011-12-25 в 18:36 

Класс!
хотя Сайлер не заслуживает такой девушки (мое личное мнение)

2011-12-25 в 20:36 

Gwack
The only one standing in the way of your happiness is you (c)
хотя Сайлер не заслуживает такой девушки (мое личное мнение)
шиппера не переубедишь :lol:

     

Сообщество Heroes FanFiction

главная