Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
16:36 

"I Was Made To Love Magic", перевод by Viole2xta

Название: I Was Made To Love Magic
Фендом: Герои
Автор: rawkry (stainofmylove)
Перевод: Viole2xta
Рейтинг: PG-13
Пейринг: Питер/Эль, упоминание Сайлар/Эль
Жанр: AU, пост-«Into Asylum»
A/N: благодарности superkappa
Объем: 2044 слова
Оригинал: тут.
Отказ от прав: все права принадлежат создателям «Heroes».


Когда она снова его находит, он не уверен, что пугает его больше.

В списке неровный шрам, оставленный Сайларом на её лбу, или, может быть, то, как она пытается скрыть его волосами. Ему всегда казалось, что Эль из тех, кто с гордостью выставляет напоказ свои шрамы, бросая вызов всем остальным не смотреть на них – точно так же, когда он не смел открыто жалеть её из-за того, что она выросла в Прайматек.

У Питера никогда особенно не получалось не переживать за других. Впрочем, тогда он всё равно предал её доверие. И она предала его – сбежав к убийце, когда-то выбросившему его из окна – скажете, полная противоположность?

На пороге у Питера она появляется поздней ночью – дрожащая и мокрая после дождя, с выражением отчаяния на лице.

- Пожалуйста, помоги мне, - всё, что она говорит, и сила тишины после этих слов практически толкает его назад, пропуская её внутрь квартиры.

Иногда он думает, что самое плохое – именно та тишина. Эль не пытается пошутить по поводу необходимости снять мокрую одежду и выглядит скорее озадаченной, когда он предлагает ей пару спортивных штанов и футболку.

- На тебе сухой нитки не осталось, Эль, - он пытается её успокоить и протягивает руку, но после того, как Эль вздрагивает, останавливается.

- Да? – всё, что она отвечает, и начинает тут же стягивать рубашку через голову.

- Подожди, я… - бормочет Питер и отворачивается до того, как видит больше, чем следы от ожогов на её животе.

Она даже не смеётся над тем, что он пытается уважать её несуществующую честь.

Он упорно смотрит только на часы в углу кухни и отсчитывает секунды. Слышит, как она садится на диван, и не может набраться смелости снова посмотреть на неё - не знает, как вести себя с ней. Они не были друзьями, но и врагами никогда не являлись. Она перешла на сторону Сайлара, и, вроде бы, этого должно было быть достаточно для принятия решения, так ведь?

Питера пугает её кожа. Пугает тем, что оставило на ней новые шрамы.

- Ты одета? – осторожно спрашивает он.

- Да, - на выдохе.

Он привык работать с жертвами. Проблем быть не должно. Всё будет хорошо.

- Что с тобой случилось? – глупо спрашивает он, как будто и так не знает ответа на свой вопрос.

- Не важно, - отмахивается она. – Я беременна. Мне необходима твоя помощь.

На какое-то мгновение он замирает с приоткрытым от удивления ртом. Может ли это быть началом того будущего, в котором он побывал? «Габриель», вафли и светловолосый маленький мальчик?

- Моя помощь? – всё, что он может из себя выдавить.

- Помоги мне избавиться от… этого, - тихо объясняет она и переносит неосознанно дотрагивающуюся до живота руку на колени – в пару к другой, сжатой в кулак. – Я должна избавиться от этого.

- Я не… - он просто медбрат. Был медбратом. Был и героем. Кто знает, во что он превратился сейчас? – Какой срок?

- Затмение, - в её голосе полно горечи. – Я не прошу тебя делать это самому. Просто отведи меня туда, где этим занимаются.

Питер присаживается перед ней на корточки и берет её руки в свои. Не знает, что делать. Если подумать, то он никогда толком и не знал Эль. И уж точно не знает сидящую перед ним сейчас женщину.

- Эль, - начинает он, смотрит на её живот и с некоторым шоком осознает, что тот уже едва заметно округлился. – Затмение было четыре месяца назад.

- Я была занята, - почти усмехается она и отворачивается. – Так ты говоришь, что уже поздно?

- Слишком поздно, чтобы аборт был безопасным. Тебе понадобится операция, он уже слишком вырос.

Она моргает, напуганная случайно выскользнувшим «Он».

- Тогда убей меня, - теперь она тихо шмыгает носом. – Пожалуйста, сделай это. Просто… останови его.

С удивлением, он понимает, что не сможет этого сделать. Хоть он и изменился со времени Затмения – с тех пор, как ему пришлось убить отца, сражаться с братом и правительством – научился жертвовать. Ребенок Сайлара рос внутри её. Он был слишком опасен, чтобы жить. Но.

- Я хотел бы, - говорит он, наблюдая за тем, как расширяются её зрачки, - хотел бы, но…

Она перебивает его, наклоняется и осторожно сжимает его лицо в своих ладонях. Прижимается губами к его на несколько долгих мгновений, и он застывает, слишком ошеломленный, чтобы ответить взаимностью.

- Скажи мне, что я должна простить себя, - просит она с дрожью в голосе, когда они прекращают этот странный поцелуй.

- Ты должна простить себя, - всё ещё потрясенный, он тут же выполняет её просьбу. – Ты должна быть сильной.

После этих слов она снова тянется к нему, и его руки тут же обнимают её. Прошло много времени с тех пор, как Питер мог быть так близко к кому-либо без постоянного подозрения и страха.

По опыту он знает, что она в любой момент может повернуться против него, но не боится. Верит её покрасневшим от слез глазам и, кажется, навечно поселившейся в её голосе грусти.

Той ночью Эль остаётся у него. Питер позволяет ей спать в его кровати и запрещает себе лечь вместе с ней. Несмотря на то, что хочет.


***


Он понимает, что происходит что-то не то, когда ловит себя на том, что покупает её любимое мороженное вместо своего.

Несется домой и находит Эль спящей на всё том же диване с работающим телевизором. На ней только его темная футболка, и Питер видит длинные линии ожогов, змеящиеся по её бедрам. Её рука лежит на лбу, пряча шрам даже во сне.

Он злится из-за футболки. И из-за того, что она оставила телевизор включенным. Он не собирается заботиться о ней вечно. И совершенно точно не будет отцом её сына. Если это будет сын.

Она не выглядит спокойной, ворочается на подушках, и он не чувствует себя виноватым за то, что осторожно дотрагивается до её плеча.

- Эль, - тихо зовёт, надеясь не спровоцировать её на убийство молнией от страха до того, как она полностью проснётся. – Эль.

- Габриель? – бормочет она сонным голосом. Открывает глаза и смотрит так, будто видит сквозь него. – Габриель?

- Питер, - отвечает он с отвращением и с такой поспешностью отдергивает руку, будто обжегся теплом её шеи.

Её взгляд возвращается к реальности, и она опирается на локоть.

- Не хочешь поиграть с моей способностью? – спрашивает она соблазнительным, почти гипнотизирующим голосом. – Я могла бы научить тебя стрелять острыми зарядами.

Он уже давно не использовал ничего, кроме полетов. Было бы неплохо вооружиться более атакующей силой – получить возможность сражаться, а не просто эффектно убегать. Он мог бы потянуться к её способности и… - нет. Он не должен даже думать об этом, он вообще не должен к ней прикасаться.

- Ты снова оставила телевизор включенным, - вместо этого говорит он. – И хватит носить мою одежду.

Только вчера они вместе сходили за покупками, и он провел весь день, наблюдая за тем, как она выбирает теплые свитера и джинсы вместо юбок карандашом и откровенных кофт, в которых он привык её видеть.

- Ладно, - говорит она, садится на диване, и Питер чувствует почти разочарование оттого, что она так легко сдается. – Извини.

- Тебе надо взять себя в руки, - он решительно встаёт, собирает с пола пакеты с покупками и несет их на кухню. Недовольно забрасывает еду в холодильник. – Я не могу вечно с тобой возиться. Ты должна найти себе дом.

- Ладно, - повторяет Эль, выключает телевизор с помощью небольшого заряда и встаёт.

- Ты что, только что сломала мой телевизор? – стонет он, несется обратно в гостиную комнату и хватает пульт.

Телевизор включается и выключается без проблем, и сбитый с толку Питер поворачивается к Эль.

- Можешь называть меня человеком-пультом, - с сарказмом говорит она.

- Хмм, - он почти улыбается.

Питер всё ещё помнит, как это было – пользоваться её способностями. Именно на силу Эль он часто полагался во время сражений, даже не зная весь спектр возможностей. Могла ли она заставить лампочку светить без провода? Выключить весь свет в районе?

- Хочешь попробовать? – спрашивает она. – Мои способности довольно полезные. Тем более, если ты можешь сохранять только одни одновременно.

- Тебе они хорошо послужили, - слова вылетают из его рта ещё до того, как Питер успевает подумать.

Она выстреливает несильной молнией в его правое плечо, опаляя кожу.

- Лучше возьми это обратно, - практически рычит она, в то время как он пытается инстинктивно прикрыть рану. – Сейчас же.

Впервые за очень долгое время она высовывает голову из песка, и это воодушевляет.

Он всё же помогает ей.

- Хорошо, - он подходит к Эль. – Извини.

Она не двигается с места, но опускает руки, и Питер наблюдает за тем, как все эмоции покидают её лицо.

- Мне надо дотронуться до тебя, - шепчет он, пытаясь поймать её взгляд.

- Что? – выпаливает Эль и делает шаг назад.

- Чтобы… - он делает паузу, пытаясь подобрать правильное слово, - … позаимствовать твою способность.

- Позаимствовать, как Артур, - ощетинивается она, - или позаимствовать, как…

Она не договаривает и автоматически поправляет челку, полностью закрывая шрам.

Питер знает, каково это – чувствовать, как Сайлар пытается добраться до мозга.

- Как я, - обнадеживает он и берет её руку в свою. – Не бойся, твоя сила останется при тебе.

- Хорошо, - вздрагивая, Эль соглашается.

Он закрывает глаза и фокусируется на ней, на энергии, бурлящей под её кожей. Думает о том, какие эмоции она заставляет его чувствовать. Страх, беспокойство, разочарование, симпатию, влечение. Он впускает всё в себя вместе с глубоким вдохом.

- Получилось? – нетерпеливо, со сбитым дыханием.

Он создаёт электрический шар в ладони и улыбается.

- Да, - кивает, осознавая, что сам рад перемене. – Так что ты там говорила по поводу острых зарядов?


***


У неё кривая, странная улыбка. Она прижимается к нему, пытаясь объяснить, как заставить электричество ударять со скоростью пули.

- Очень хорошо, - Эль хвалит его, когда вдребезги разлетается ваза, подаренная Анжелой в день переезда. – Продолжай в том же духе, и скоро станешь стрелком.

- Спасибо, - довольно говорит он. – Не покажешь, как делать другие вещи? Может быть, включить лампочку без провода?

Её губы сжимаются в тонкую линию, и она долго изучает выражение его лица. Питер уже готов позвать её по имени, чтобы вывести из ступора, когда она возвращается к реальности.

- Не настолько вы и разные, - Эль мотает головой, как будто пытается вытрясти из неё воспоминания, и, подойдя ближе, обнимает его. Дрожа, она быстро целует его в шею.

Он осторожно отталкивает её от себя и дотрагивается до места, к которому прикоснулись её губы.

- С кем? – спрашивает Питер, наклоняя голову к левому плечу.

Она не отвечает.


***


Первый раз секс медленный, эмоциональный, и Эль цепляется за Питера после, изучает каждую черту его лица, водя по нему кончиками пальцев.

- Странно, что вы всё же не братья, - говорит она, и с Питера мгновенно слетает сонливость.

Он отодвигается от неё – на этот раз объяснения уж точно без надобности.

- И что бы это значило? – сердито спрашивает он, подавляя желание как следует встряхнуть её.

Эль уже на пятом месяце беременности, её грудь и живот стали заметно больше и шрамы контрастируют с чистой, безупречно белой кожей. Она прекрасна и внушает ужас.

- Ты слышал, - коротко отвечает она.

На этом этапе он уже не может представить себе ванную комнату без её зубной щетки или гостиную без её тихого хихиканья над мыльными операми. Он привязан к ней и их закрытому пузырю, который они вместе создали внутри его квартиры. Питер не разговаривал ни с кем из его раздробленной семьи уже почти месяц, не бросался по первому же зову спасать мир – и несказанно удивлен, что его это совсем не беспокоит.

Она перекатывается на спину и бессмысленно смотрит в потолок. Его волнует это.

- Объясни, - просит он, и размещается между её ног, нависает над ней, расставив руки по сторонам от её плеч.

- Если ты сейчас же от меня не отстанешь… - начинает она.

- Ты действительно думаешь, что я такой же, как он? – он взрывается. – Какого черта?! Я забочусь о тебе, я пытаюсь исцелить тебя, а не вскрыть твой череп!

Исцелить её порванную душу.

- Ты делаешь мне больно! – она кричит, паникуя, и пытается освободиться.

Он слезает с неё, садится на край кровати и накрывает лицо ладонями.

- Прости, - бормочет, - прости.

- Скажи мне, что я испорченный товар, - её голос похож на скрежет, руки прижаты к груди, как будто она пытается почувствовать биение собственного сердца.

Он какое-то время молчит, не в силах думать из-за неконтролируемого шума в ушах.

- Питер? – неуверенно, и он задаётся вопросом, как близко она была от того, чтобы назвать другое имя.

- Мы испорченный товар, Эль, - наконец, спокойно говорит он, - мы просто испорченный товар.

Это первый и единственный раз, когда он это признаёт.


@темы: angst, het, pg-13, romance, перевод

Комментарии
2009-09-07 в 23:37 

no demon violence
Спасибо за перевод. Интересная история, персонажи тонко прописаны. И пейринг симпатичный.:)

2009-09-08 в 13:08 

фрау Марвин, пожалуйста. Рада, что вам понравилось - это один из моих любимых текстов этого автора.

   

Сообщество Heroes FanFiction

главная