13:31 

"Двойная сплошная" by фрау Марвин

no demon violence
Название: Двойная сплошная
Автор: фрау Марвин
Рейтинг: R
Жанр: гет
Персонажи/пейринг: Нейтан/Трейси
Время действия: 3х13 "Dual", сразу после пожара в Пайнхёрст.
Сюжет: Нейтан, бросив Питера в лесу, понял, что не все еще сказал Трейси.
От автора: фик-победитель конкурса гетного фан-творчества Het-forever в "рейтинговой" категории.





- Я думала, вы меня уволили, сенатор.
- Ты сама говорила, что это делаешь бесплатно.
- Убирайся, - Трейси ткнула пальцем в сторону раскрытого окна и зябко натянула на плечи шелковый халат.
Нейтан стоял у стены, сложив руки на груди. В свете ночника можно было разглядеть только белую рубашку и тень от всклокоченных волос. Он не сдвинулся с места.
Трейси уселась в кресло и демонстративно раскрыла журнал, ожидая, что ночной гость или скажет, зачем прилетел, или уберется из ее гостиничного номера. Для чтения было темно, поэтому она просто с сосредоточенным видом покусывала нижнюю губу и накручивала на палец блондинистую прядку. Поздний час, крах проекта, убийства и пожар утомили Трейси. А еще гадкий япошка ударил ее по лицу. К счастью, не так сильно, чтобы оставить синяк.
- Прости, - Нейтан наконец прервал молчание и отлепился от стены, - я так и не сказал тебе спасибо.
- Что?
- Ты спасла мне жизнь, - сенатора осветила лампа, и Трейси поразило выражение его лица. Как будто конец света уже наступил. Усталость, копоть, ссадина на лбу. – Убила человека. Ради меня.
К вкрадчивому голосу Петрелли она давно привыкла. Ну, или думала так. Но сейчас от этого полушепота по телу побежали мурашки.
Нейтан увидел, как она нервно сглотнула. Какой реакции он ждал? Суицидальных мыслей во взгляде? Шока? Самодовольства? Он не знал, что люди чувствуют в такой момент. Он никого не убивал. Держал пистолет, направленный на человека, но палец отказался давить на курок. Да, собирался взорвать город, но, оказалось, проще самому сгореть заживо, чем допустить такое.
- Я не планирую нырять в Потомак, если ты об этом.
Нет, вины и растерянности в ее словах он не услышал. Только легкий налет инея.
Халат сполз с плеча и бедра, но Трейси, похоже, не считала Нейтана недостойным открывшегося зрелища. Почему она всегда носит корсеты? Не то, чтобы он жаловался – этот атлас выглядит, как креманка с нежными горками сливок поверх мороженого. Но стройной талии поддержка не нужна, а плотный каркас белья прячет ее, как доспехи. Чего боится Снежная Королева? Теперь уже точно не собственных способностей.
Нейтан с усилием потер лоб, разминая, разгоняя пульсирующую боль.
- Послушай, мне нянька не нужна, но если чем-то могу помочь – выкладывай.
Инея в голосе не осталось. Нейтан подошел к креслу, сел на ковер у ее босых ног. Недовольной реплики не последовало, и он с тяжелым вздохом положил голову в теплую ямку между сведенными бедрами.
Трейси ощутила, как ресницы щекотнули кожу, и подумала, что этой невесомой ласки хватит, чтобы забыть злость на Нейтана Петрелли.
Услышав, как изменился ритм ее дыхания, он поднял глаза.
Трейси случалось бывать в прямом эфире на телевидении. Аудитории она не боялась, но черные глазки камер оставляли жутковатое ощущение. Маленький объектив, за которым прячется внимание тысяч, а то и миллионов глаз. Что-то бесконечно огромное и пристальное за стеклом в пару дюймов.
Ни у кого нет такого взгляда, как у сенатора Петрелли – словно он видит тебя всю, целиком, до каждой молекулы. Словно важнее тебя нет никого в мире.
- От меня пахнет гарью, - он отстранился, - наверное, стоит…
Отрываться от этого взгляда, словно шагать от мягкого света в непроглядную темноту.
Трейси обхватила руками его голову и удержала на месте. Волосы сплелись в жесткие пряди от скорости и ветра и были слегка влажными из-за густых туч над Вашингтоном.
Нейтан положил ладонь на тонкую лодыжку и, медленно перебирая пальцами, повел руку вверх. Каждый сантиметр долгого путешествия ложился новым витком пружины, сжимающейся у него в животе. Когда от напряжения стало трудно дышать, рука коснулась кружев высоко на бедре.
Нейтан провел большим пальцем по ткани, ожидая, что она будет грубоватой, но ощутил только атласную гладкость. Словно цветы были вышиты прямо на коже. Он ухватил деликатное кружево обеими руками и решительно потянул вниз.

Трейси не помнила, шла ли к кровати своими ногами. Впрочем, шагающий Нейтан тоже не остался в памяти. О силе тяжести она вспомнила лишь, когда он прижал ее к простыне всем телом.
Ничего ледяного в Снежной Королеве не было. Плавные линии, пульсирующие жилки. Она вытянулась под ним, как горячая карамель, а ведь когда-то давно вибрировала натянутой тетивой. В тот день, когда вложила Нейтану в руки пистолет.
Стоп. Это была не Трейси. Это на встревоженное лицо Ники он смотрел и думал, что будет целовать ее до беспамятства.
Много чего стоило забыть и еще больше - не хотелось помнить. Сейчас в точно таких же голубых глазах не было трепета. Только страсть.
Нейтан резко перевернул ее на себя и сел, откинувшись на подушки. Длинные ноги заключили бедра в кольцо, и он уже не думал, так хорошо ему от внезапно накатившего дежавю или от движений роскошной женщины, решившей ничего для него не жалеть.

Трейси выгнула спину и закрыла глаза. Легкий запах дыма от его волос добавлял в удовольствие перчинку тревоги, горький намек на недолговечность момента. Даже сейчас не проходило чувство, что тропинка отчуждения между ними продолжает расширяться до размеров скоростного шоссе. Трейси хотелось вжаться в Нейтана, впитаться, не оставить ни сантиметра расстояния. Взлететь, взмыть так высоко, чтобы легкие обожгло от недостатка кислорода.
А потом мир закружился, и гравитация отстала от тела, как целлофановая упаковка.
Когда Трейси, наконец, открыла затуманенные глаза, оказалось, что они парят в метре над кроватью.

Предрассветная хмарь делала из профиля Нейтана потертую средневековую гравюру с изображением архангела. Трейси не знала, что больше ей не понравилось – то, что покинув постель он выглядел отягощенным судьбами всего мира, или то, что полностью одетый стоял у окна. Казалось, он курит, но нет, просто в задумчивости барабанил пальцами по губам. Этот жест заставил Трейси кое-что вспомнить. Она набросила халат и пошла в гостиную.

Нейтан услышал, как она вернулась из другой комнаты и встала за его спиной.
- Ты еще думаешь, что взрыв в Пайнхёрст можно замять?
- Нейтан…
- Слишком много ресурсов потрачено, слишком много людей замешано. У нас дни, если не часы, пока правительство докопается, что за «террористы» там орудовали. Моя семья… Вся моя семья по уши в этом дерьме.
- Но-но, сенатор, зачем быть таким грубым? Никто не узнает о вашей причастности.
Трейси прижалась к нему сзади и погладила по груди, с намеком задержав пальцы на пуговицах рубашки:
- Я верю в ваш дар убеждения, господин Петрелли. Даже Президент не сможет ему противостоять.
Приподняв брови, Нейтан повернулся. Трейси улыбалась.
Еще до того, как взошло солнце, он второй раз потерял отца, разочаровался в грандиозных планах и ударил брата металлической трубой. Бог знает, сколько раз чуть не умер.
Нейтан не мог ответить на ее улыбку, а сенатор Петрелли мог. Его зубы блеснули в полумраке.
- Видишь, - она прижала руку к окну. Из-под пальцев по стеклу потекли морозные узоры, - я тоже могу творить чудеса. Ты справишься, Нейтан. Мы справимся.
Да, он справится. Преследование «особенных» неизбежно. Если он сам будет контролировать ситуацию, сможет спасти Питера, маму и Клэр. И не важно, кем и чем придется пожертвовать.
Трейси обхватила ладонью его затылок и ласково провела большим пальцем по скуле. Он знал этот жест, сам неоднократно им пользовался. Ее глаза сияли убежденностью и призывом воодушевиться.
- Хорошо, буду держаться от этого подальше.
- Правильное решение. Я помогу составить пресс-релиз.
Вот. Теперь одобрение и поддержка. Все по сценарию.
Она убила человека одним прикосновением. Двух людей, если быть точным. Артур Петрелли едва не уничтожил мир. Способности делали страшным оружием даже мечтателя и альтруиста Питера. Кто-то должен остановить это. Кто-то, кому не все равно.
Трейси гладила его по щеке и видела, как за вежливым вниманием в золотистых глазах рождается решение. И от чего-то не была уверена, что она – часть этого решения.
Одной секунды хватило бы, чтоб превратить Нейтана Петрелли и его переменчивое сердце в ледяную скульптуру. Посмотреть, как длиннющие ресницы покрываются инеем, а горькая складка у рта замерзает навсегда. Она могла бы спрятать его в холодильной камере загородного дома и заставлять плакать по своему желанию, всего лишь передвинув стрелку термостата на ноль.
Но Трейси просто сунула руку в карман и достала то, зачем ходила в соседнюю комнату.
- Вот. Маленький подарок будущему президенту.
Нейтан взял коробку сигар.
- Спасибо, – он обнял ее и прошептал на ухо, - за все спасибо. Но ты все еще уволена.
Трейси вырвалась из его рук.
- Уверен, губернатор с радостью примет тебя обратно.
Оконная рама вздрогнула, когда она дернула ее на себя.
Прощальных слов, видимо, ждать не стоит. Нейтан запрыгнул на подоконник, глянул на Трейси с сожалением и шагнул в раскрытое окно.
Она посмотрела ему вслед, только когда инверсионная полоса в небе стала таять.


Конец.

@темы: het, R

   

Сообщество Heroes FanFiction

главная